пятница, 17 апреля 2015 г.

Безенгийские истории. Красавица Миссес-Тау.

Продолжение приключений с австралийцем в Безенгах.


На следующий день после отъезда Кости мы с Лиамом уже шли по направлению к нашей следующей цели - красивому маршруту на Миссес-тау, по Северному гребню, 4Б категории сложности. Поскольку мы были хорошо тренированы после восхождений сезона, путь до верхних Курсантских ночевок у озера в форме сердца занял совсем немного времени -  около четырех часов быстрой ходьбы с короткими остановками.

подход

Мы планировали пройти одним броском через ночевки у озера, выйти по центру ледового языка на ледник и расположиться в безопасной близости от северного склона Миссес-тау. Но на выходе  к озеру спустился густой туман, начал накрапывать дождь и пришлось отказаться от идеи преодолеть ледник в этот же день, хотя сил и времени было достаточно. Решили выйти как обычно, рано утром, оставив запас еды и ненужное уже подходное снаряжение у озера. Еще не рассвело, а мы уже карабкались по ледовому языку. Солнце, словно посылая нам добрый знак, озарило склоны уже знакомой нам Дых-тау и скальную вершину незнакомки Миссес-тау, когда мы выбрались на ледник.

лучи Солнца поднимаются за нами
вперед, к вершине!
мой позитивный оранжевый друг на фоне нашей красавицы-горы
кажется, гора не против нашего визита

По несложному леднику мы подошли на безопасное расстояние к склону горы. Темп нашего движения был неплохой, прогноз погоды - тоже, но я решил еще немного ускориться. Поэтому, несмотря на мудрый совет Юрия Сергеевича Саратова взять бивак с собой, я оставил наше бивачное снаряжение под ближайшим валуном. Изучив начало маршрута  и обнаружив сошедшую лавину, обнажившую склон почти до льда, направил нашу связку к этому безопасному теперь пути наверх. Плечо гребня с нетронутой снежной подушкой на нем оставалось опасным, и следовало быстро преодолеть склон, пока снег был в хорошем состоянии. С ледовыми инструментами в руках и надеждой на удачу в мыслях мы принялись за работу. Я шел первым, придерживаясь чистых от снега участков на склоне, вкручивал ледобуры в прочный еще утренний лед и страховал Лиама, который лез позади, обеспечивал страховку мне и фиксировал процесс на видео и фотокамеру.

полагайся на удачу, но прислушивайся к Саратову..
плечо и скальный остров совсем близко

На плече я изучил дальнейший путь и выделил немного времени на отдых и короткую фотосессию австралийца. Дальнейший путь, судя по описанию, пролегал под скалами и затем вверх по ним до гребешка на вершину. Описание на бумаге было вполне понятным, оставалось найти путь на реальном рельефе. Придерживаясь направления и осторожно двигаясь вдоль скального острова, я высматривал участок для подъема на него. Было тепло, но уже появился туман, ухудшивший видимость. Короткий крутой кулуар с небольшим количеством снега показался мне быстрым путем наверх и казалось, соответствовал описанию. Пройдя его мы вышли на небольшой учатсток сухих скал. Слева от нас зияла пропасть, спереди блестел льдом кулуар между скальной башней и участком стены с разрушенной породой, а справа стояла почти отвесная стена. На нашем маршруте этого не должно было быть.

изучаю путь
и фотографирую товарища на фоне Дых-тау

С досадой я сообщил Лиаму, что скорее всего усложнил нашу задачу по подъему на вершину, на что мой товарищ спокойно сообщил мне, что верит в меня и поможет в достижении нашей общей цели. Приободренный его дружеской поддержкой, я начал искать выход, решив что отступать еще не время. Между нами и стеной нависала небольшая скала, и казалось, за ней есть переход к относительно некрутому участку на стене. Начали поиск решения задачи, взобравшись по сухой и теплой скале. За ней действительно был переход к небольшому участку стены с подходящим рельефом для лазания, и едва заметному снежному гребешку сверху. Стена правее перехода выглядела монолитной и непроходимой, уводящей далеко от наших планов по благополучному возвращению в лагерь. Казалось, выход был найден, и я подошел к доступному участку, вверив себя в руки страхующего меня Лиама и положившись на везение и свои силы. Вблизи все оказалось не таким радужным. Рельеф для лазания присутствовал, но не было надежных мест для страховки. Пришлось лезть по стенке, полагаясь лишь на небольшие отколы и выступы, за которые можно было лишь заложить веревку. Приободренный возгласами Лиама и преодолев страх, я все-таки выполз на полку и обнаружил хорошее место для страховки моего друга. По пути на гребень увидел веревочные петли для спуска и обрадовался, что хотя бы спустимся правильно.. Отсюда уже просматривался путь, уводящий к вершине.

вдоль скал в кулуар

crazy Boris! .... but, lucky! 
со скал на гребешок и к вершине

Короткий заснеженный участок гребня вывел прямо на вершину! Пропустив своего друга вперед, я вылез на скалы следом. Немного дав волю радостным эмоциям, нашел записку, оставленную перед нами и написал свою. Запечатлев все на фотокамеру, мы начали обратный путь. Мы спускались по скалам прямо в море облаков, которое клубилось под стенами Северного массива, у пирамиды Коштан-тау. Близился закат, и нужно было торопиться.

Лиам на макушке нашей горы
традиционный обмен записок и вниз

глубоко!
в облака
кажется, еще немного ...
Коштан-тау в лучах заката

Но на последнем спусковом участке, выводящем на снежное плечо, у нас застряла веревка, когда я продергивал ее через петлю для дальнейшего спуска. Пришлось оставить Лиама на нижней станции, вылезти обратно на всю длину двойной веревки, и попытаться переложить ее, чтобы она вновь не застряла узлом в трещинах скал. Спуск вниз ... и веревка снова застряла! Гора явно хотела устроить нам небольшую проверку на прочность, в ответ на нашу самонадеянность. Еще два раза, громко ворча и пытаясь сдержать раздражение, я поднимался и спускался, исследуя в сумерках скалы, пытаясь обнаружить другое направление для веревки. В итоге я нашел его, и мой уставший друг был безмерно рад, ступив на снег. Все это время он сидел на крохотной полочке, и наверное молился австралийским кенгуру за наш благополучный спуск.

темнота все ближе, а мы еще не спустились со скального острова

Сообщив по радиосвязи о нашей задержке на спуске, я вспомнил слова Саратова, что нужно брать бивак на плечо. Теперь выход был один - спуск по пути подъема к оставленному под склоном биваку. Лавинная опасность нам не угрожала и, подкрепившись остатками взятой еды мы приступили к медленному ночному спуску по склону. Я спускал Лиама вниз, он же страховал меня, спускающегося с инструментами по своим же утренним следам. Мы были уставшими, и приходилось работать медленно, не торопясь. К полуночи мы вышли по леднику к оставленному биваку, затолкали его в рюкзаки и продолжили спуск к озеру. Последний сложный участок, язык ледника, преодолели тем же способом. Казалось, время тянется бесконечно долго и мы никогда не дойдем до ночевок. Но сдаваться было нельзя, и вскоре, под утро, мы уже ставили палатку на том же месте, с которого стартовали двадцать один час назад ... На утренней радиосвязи мы сообщили, что удачно спустились и к обеду будем в лагере. Так и сделали, плотно подкрепившись и неторопливо собравшись в обратный путь.

сборы

В лагерь мы пришли точно к обеду, нас досыта накормили и справедливо напомнили мне, что нужно было брать палатку на маршрут и не испытывать судьбу лишний раз! Наш маршрут растянулся из-за незапланированного сложного пути подъема на вершину и потерей времени на спуске. Усталость вполне могла привести к плохому финалу. Лишь вера ждущих нас в лагере людей, что таким дуракам повезет, и наш запас упрямства и удачи позволил обойтись всего лишь потерей лишних килограммов. Которые мы и восполняли те несколько дней, пока ждали хорошей погоды для выхода к нашей следующей цели - грозной Шхаре.