воскресенье, 19 апреля 2015 г.

Безенгийские истории. Грозная Шхара.

О приключениях с австралийцем под Шхарой. Попытка восхождения и благополучное окончание Безенгийского сезона 2013 года!


Вернувшись с Миссес-тау, мы с австралийцем сидели в лагере и скучали. Начавшаяся непогода затянулась, в лагере шли дожди, а немного выше - снег. Времени было много, я проводил его в общении с Лиамом и друзьями-французами, которые попытались сходить на Дых-тау, но дошли только до ночевок ВЦСПС, откуда спустились обратно из-за плохого состояния снега. Мы ходили друг к другу в гости, обсуждали маршруты, смотрели фотографии и пили грушевый лимонад.

моя комната в Теплом углу

с друзьями из Франции: Люка, Николя, Жереми.

Лиам ходил мрачный, грустно поглядывая с надеждой на небо и на меня - ждал моего решения о выходе к Шхаре. Из всех остальных пятитысячников района у нас осталась только эта гора, Мижирги мы сразу исключили из-за объективной опасности доступного нам маршрута. Организм почувствовал, что наступил долгожданный отдых и восполнял потерянные резервы. Я сметал со стола все, чем меня угощали, и просил добавки. Лиам же, наоборот, терял аппетит и отдавал часть завтрака мне. Каждое утро, сидя в столовой, я наблюдал через стекла за потоками дождя в ущелье Мижирги, и глазел на уже редкие в это время группы альпинистов.  В один из дней, почувствовав чье-то наблюдение, я оторвал глаза от тарелки, и увидел стройные ноги в шортах за соседним столиком, хозяйка которых бросила на меня смущенный взгляд. Мне стало интересно, с чего-бы это, но я был занят обсуждением нашего плана с австралийцем и забыл об этом на долгое время.

туманное ущелье за окном столовой

Наступил сентябрь, и людей в лагере становилось все меньше. Из спасателей осталось несколько человек под руководством Адильби Ахкубекова. Меня отговаривали от опасной затеи, но  была договоренность с австралийцем, и ее нужно было выполнять, потому что серьезной причины отменить восхождение пока не было. Нужно было попытаться. Поэтому мы ждали и смотрели на небо. Прогноз погоды был неутешительный - кратковременное улучшение, затем снова непогода. На шестой день нам окончательно надоело сидеть на одном месте, и мы начали готовиться к переходу на хижину Джанги-кош, решив что лучше ждать в непосредственной близости от маршрута, и выйти на него при первой возможности. Юрий Сергеевич  выдал рацию и запасную батарейку к ней. Адильбий, с сомнением посмотрев на мой короткий ледовый инструмент и пластиковую снежную лопату, поделился длинным ледорубом и крепкой алюминиевой лопатой. Женская часть коллектива лагеря, опекающая меня и Лиама, взяла с меня обещание не рисковать. Наконец, взяв с собой запас продуктов на десять дней, мы вышли.

au revoir!
снова Безенгийский ледник

Мы спешили к Австрийским ночевкам, стараясь успеть пока погода не испортится и дождь не застанет нас на леднике. И нам почти повезло - дождь зарядил только когда мы пересекли прошли большую часть пути и вышли на тропу по морене, ведущей к хижине Джанги-кош. К хижине мы пришли мокрые, в ней находилась группа начинающих альпинистов под предводительством инструктора. Мы хотели поставить палатку, но погода не позволяла просто выйти из хижины. Нам предложили остаться в хижине, выделив два места. Так мы и поселились в компании веселых парней и девушек, которых заинтересовал наш дерзкий план по восхождению на суровую Шхару. Дождь за дверью вскоре стал снегопадом, который с яростью засыпал хижину и все вокруг. Снегопад и мощный ветер не унимались всю ночь и весь следующий день. Утром мы с трудом открыли дверь - выпавшая за ночь толщина снега была не меньше метра, все вокруг было под глубоким снегом! Вот так внезапно, сразу после лета, в Безенги пришла зима!

грустный Лиам пьет чудесный какао
снег и ветер утихли лишь на вторые сутки ожидания

В хижине царила атмосфера ожидания, мы много общались с ребятами и инструктором, и вскоре я подружился с некоторыми из них. Девушки варили вкусный напиток из какао и угощали нас. Атмосфера ожидания в лагере пришла и в хижину - мы снова только и делали, что ели, спали и разговаривали. Наконец, после суток ожидания небосвод начал светлеть и ветер понемногу стих. Снег был еще очень глубоким для безопасного хождения. На вторые сутки большая часть ребят ушла с инструктором на ближайшую гору по несложному в нормальных погодных условиях маршруту, но весьма лавиноопасному после такого снегопада. Решение было спорным, но я не стал вмешиваться, хотя и чувствовал напряженность ребят.  Мы с оставшейся парой альпинистов наблюдали за погодой и слушали радиосвязь. Для себя и моего товарища я решил выходить только после того, как снег сойдет лавинами, уплотнится и станет возможным проход ледопада и выход на гребень Шхары.

волнуемся за друзей и слушаем радиосвязь

Ребята вернулись не особо довольные, с обгорелыми лицами. На следующий день погода улучшилась, небо очистилось и стало немного теплее. Я уже было подумывал о сворачивании нашей программы, но грустные глаза Лиама и хорошая погода смягчили мой суровый настрой. Выйдя из хижины, мы попытались проложить тропу от хижины до ледника, но вскоре увязли по пояс в снегу и отложили тропежку до утра, когда снег будет смерзшимся. Собрав еду на выход, я наконец увидел улыбку на лице товарища, включившего на своем музыкальном телефоне песни заводной австралийской группы, "The Cat Empire". Веселый диджей вернулся к жизни!

нам туда, Лиам.
наш провиант

Утром я проиграл негласный поединок с инструктором и вышел из хижины первым. Нужно было немного схитрить и позволить сильным парням пробить нам дорогу в снегу, но мы рвались на свою гору и сделали эту работу за них, не думая о хитростях. Проваливаясь по пояс в коварный наст, я тропил путь к леднику. Молодые альпинисты быстро догнали нас и ушли на свой маршрут, бросив на нас сочувственные взгляды и пожелав удачи. Но нас уже не могли остановить ни взгляды, ни глубокий снег и скрывающиеся под ним сюрпризы. Мы пересекали ледник, я то и дело нащупывал забитые снегом трещины своим длинным ледорубом.

утро, по колено в снегу
топай ножками, Лиам
снежный кенгуру на фоне горы

снег все такой же глубокий

К середине дня мы подошли к громадным трещинам ледопада Шхары. Мы медленно и осторожно шли вдоль трещин, распутывая запутанный лабиринт разорванного ледника, иногда пересекая их по узким ледовым мостикам. Под нами зияли провалы глубиной в десятки метров, но бояться и отступать было нельзя, нужно было идти вперед и выйти в этот день на подушку ледопада, с которой на следующий день - на гребень Шхары. Одну большую трещину я не смог разгадать, и увел товарища вправо, почти под массивный контрфорс горы - в обход ледопада. Преодолев веревку льда и глубокого крутого снежного склона, мы выбрались на следующую ступень ледопада.

загадки ледопада
попытка пройти трещину и мой ангел в полете надо мной )
выходим на вторую ступень

Так и ползли мы до самой подушки ледопада, обходя трещины и барахтаясь в снегу. Целый день работы лидером не прошел зря - к вечеру я уже передал Лиаму палатку и несколько раз позволял ему тропить путь на безопасных участках. На закате мы ставили палатку, выкопав под нее место на ровной площадке. Закат был необыкновенно красивым, с подсвеченными солнцем, словно горящими облаками. Крутые скалистые склоны Дых-тау за нами были словно огромные горящие угли. А над Гестолой появились облака странной формы, предвестники плохой погоды.

огненный язык над стеной
Дых-тау в огнях заката
Лиам и его чемодан

Ночью начался небольшой снегопад. Предстояло начало большой работы по выходу на гребень, и мы надеялись, что к утру он утихнет. Но выглянув утром из палатки, я не увидел наш маршрут и стену. Был виден лишь Безенгийский ледник, в спускающемся на него тумане.  Снег все усиливался, и вскоре наши вчерашние следы замело. На утренней радиосвязи я сообщил Саратову о условиях на горе, он озвучил неутешительный прогноз -  "8 капелек"  на ближайшие сутки. Решение, которое понимал Саратов, чувствовал Лиам и озвучил я, было однозначным - срочный спуск к хижине Джанги-кош. Обстановка вокруг усложнялась с каждой минутой, и, не теряя времени мы собрались и начали обратный, еще более опасный путь - прокладывать его приходилось местами по грудь в реках снега, текущих в гигантские трещины, в условиях нулевой видимости. Не знаю, как мы выбрались из этой ловушки - видимо сработал резервный запас интуиции и везения. Теперь желания испытывать судьбу не возникало даже у Лиама.

вниз, вниз!

Наконец мы выбрались на ледник и почти приползли в хижину, обессиленные физической и психологической нагрузкой этого дня. Оказалось, что ребята тоже попали предыдущим днем в приключения - и спустились поздно ночью. Накормив нас гречневой кашей, они советовали нам остаться и отдохнуть этот день. Но снова оставаться в хижине у нас не было никакого желания, мы решили что можем дойти до лагеря в этот же день. Попрощавшись с ребятами, мы ушли по занесенной снегом тропе и припустили быстрым шагом по леднику. Откуда только силы взялись! Ночь застала нас на середине ледника, и немного свернув с маршрута на навигаторе, мы заблудились. Кругами мы ходили по льду и камням, пытаясь найти тропу. Наконец, после слов Лиама, выкинуть этот чертов навигатор, я нашел тропу. Казалось бы короткий отрезок тропы до лагеря растянулся на несколько часов. Почти к полуночи мы увидели знакомый моренный холм, за которым стоял лагерь. В озарившем нас свете сигнальной ракеты пограничников мы преодолели последние метры до лагеря. Здесь, несмотря на поздний час, нас ждали и волновались заботливые хозяйки лагеря... и пограничник, который проявил бдительность и догнал не остановившихся на сигнальную ракету "подозрительных личностей". Впрочем, это была его работа, и выполнил он ее очень вежливо. После этого нас великодушно накормили нас в столовой и отправили на отдых.

Утро началось весело. Не успел я проснуться и открыть глаза, как ко мне постучался испуганный Лиам - оказалось, что у него прорвало трубу водоснабжения, и вода по потолку стекла на его пол. Под справедливое ворчание женщин его переселили в соседний номер и шутливо нарекли "утопленником". Следующие несколько дней мы только и делали, что отдыхали, сушили вещи Лиама и общались с окружающими. Наши товарищи из Джанги-кош тоже вернулись, и мы с ними провели интересный вечер в баре "Теплого угла" , в течение которого просмотрели видео и фото наших похождений. Лиам играл на пианино, мы слушали и улыбались этому немного странному, очень упрямому, но доброму и веселому парню. В одной из девушек, которые были с нами в хижине и вернулись обратно, я по ногам в шортах узнал ту незнакомку, которая глядела на меня в столовой перед нашим выходом на Шхару. Оказалось, мы были столько времени рядом, а я даже и не подозревал, что это она.

Наконец, настало время покинуть гостеприимные Безенги, в которых меня назвали "местным жителем". Это место имеет сильнейшую притягательность, обусловленную потрясающей природой и необыкновенными людьми, работающими в лагере. Мы простились с нашими друзьями, работниками лагеря и уехали в Пятигорск вместе с директором, заботившемся о нас все это время. Спасибо всему коллективу альплагеря!

друзья - Лиам, Маша, Слава, Фатима
В Пятигорске мы провели еще один вечер, обсуждая планы по восхождению на Шхару в следующем году. Утром мой друг уехал в аэропорт, чтобы начать долгое путешествие домой, в теплую Австралию, к ждущим его рассказов кенгуру. Я остался в отеле, чтобы закончить дела и на следующий день вернуться домой. С собой я увозил воспоминания и надежду на скорое возвращение в свой второй дом, Безенги.