вторник, 14 апреля 2015 г.

Безенгийские истории. Приключения зовут!

Продолжение приключений, ущелье Укю.





















Несколько дней после возвращения с Коштан-тау я сидел в лагере, отъедаясь в столовой и в кафе "у Тони". Шли дожди, мы с Леной обсуждали планы наших восхождений. Хотелось сходить на вершину Дых-тау, но для начала нужно было совершить несколько тренировочных восхождений, присмотреться друг к другу. Посоветовавшись у Юрия Сергеевича, мы выбрали для начала два маршрута в ущелье Укю - Урал Малый, 3Б и Укю, 4А категории сложности, а также отработали на скальных маршрутах вблизи альплагеря технику спасательных работ в связке-двойке, необходимую для самостоятельных восхождений.

Дождавшись хорошей погоды, мы вышли в ущелье Укю, обычно называемое "Теплым углом". Через несколько часов мы подошли к небольшой хижине "Голубятня", расположенной недалеко от наших маршрутов. В саму хижину, предназначенную для инструкторов и спасателей, мы не стали заселяться, а поставили палатку на площадке рядом. Я приготовил что-то похожее на макароны и чай. Лена тактично промолчала о моих "кулинарных способностях". Первый маршрут был на Урал и мы решили выйти в темноте перед рассветом, чтобы пораньше подойти к маршруту. Утром, сверкая фонариками, мы уже мчались к нашему Уралу по леднику. Немного сонный, я еле успевал за энергичной и сильной Леной. На рассвете мы подошли к началу нашей линии по склону Урала. Вместо гребня, по которому обычно ходят этот маршрут, мы немного усложнили задачу и выбрали склон, по которому ходят более логичную и техничную "четверку" на Урал.

топчемся в снегу


Я пропустил даму вперед, и Лена с тем же упорством и энергией, словно идя по ровному леднику, начала карабкаться вверх по склону, сжимая свои ледовые инструменты. Окончательно проснувшись, я уже успевал за ней.

крошим и крутим




Начался ледовый склон, Лена крошила лёд кошками и инструментами, закручивала ледобуры, собирала станции страховки, я шел следом, обеспечивая ее страховку и выкручивая закрученное. Затем мы поменялись, и теперь ей приходилось поспевать за мной, разогретым работой и утренним солнцем.

не отвлекайся, Боря !





Через несколько часов, преодолев скальный бастион, мы стояли на вершине Урал Малый. Солнце вовсю припекало, и мы позволили себе короткую передышку на теплых скалах вершины. Тем временем по скалам уже поднималась другая группа, и мы спустились на снежное плечо гребня, освобождая ей небольшой пятачок на вершине.

улыбочку! )











Мы начали осторожно двигаться по широкому гребню вниз, увязая в глубоком снегу. Все-таки утром мы приняли правильное решение, выбрав свободный от снега и более быстрый путь наверх. На ночевке мы обсудили восхождение и в целом остались довольны результатами. Занимаясь хозяйственными делами на биваке, я размышлял о предстоящем восхождении.

Следующим утром мы подошли к маршруту, но никак не могли найти нужное место для подъема. Немного побродив по осыпям и скалам, мы все таки нашли правильный путь, добравшись до контрольной точки на маршруте. Пройдя первую веревку на скальном участке, Лена добродушно оставила мне оставшийся бастион, обеспечивая мне страховку. Пришлось попотеть, изображая из себя горбатую ящерицу на скале, но я справился. Вскоре мы выбрались на заросший мхом гребень, и по нему спустились на снежный склон, ведущий к вершине.

Лена карабкается по гребню Укю





к вершине
Здесь я уступил роль первого, Лена вышла на вершину. Погода, весь день радующая нас солнцем и теплом, испортилась.

Укю!


Мы осторожно начали спуск с вершины, идя по казалось бы верным следам прошедшей ранее группы. Нужно было спуститься вправо по осыпному кулуару, но я не разглядел его в тумане, и доверившись следам, увел нашу связку левее и дальше - в соседнее ущелье Думала. Когда мы поняли, что пропустили путь спуска, уже начало смеркаться. Подниматься и искать в тумане спусковой кулуар было уже поздно, и после короткого и эмоционального разговора решили спускать на ледник, чтобы по нему перейти в наше ущелье. Оповестив контрольно-спасательную службу лагеря, и получив совет становиться на ночевку в безопасном месте, мы начали спускаться, скользя по осыпям и "бараньим лбам", которые неожиданно появлялись перед нами, потому что было уже темно.

В итоге наших злоключений мы выползли к леднику, уселись на камнях и подкрепились последним апельсином, запив его остатком чая из термоса. Поскольку у нас не было с собой бивака, а только небольшие рюкзаки, веревка, немного снаряжения и одежда на нас, пришлось приспосабливаться. Бросив веревку и маленький рюкзак на камни, я утеплил ноги своей напарницы другим рюкзаком, сам же прилег рядом на скальные туфли под своей пятой точкой и страховочную обвязку под головой, накинул тонкую пуховку поверх нас и попытался отдохнуть. Поскольку на леднике не жарко по ночам, уснуть не получилось. В итоге утро было не особо энергичным. Путь возвращения в ущелье Укю к нашей палатке лежал через перевал, закрытый слева недоступным и опасным ледопадом, а справа крутым и ненадежным осыпным склоном, путь по которому лежал вдоль ручья. Пришлось карабкаться по нему без какой-либо возможности организовать страховку и подвергая напарницу и себя опасности попасть под камнепад. Но нам повезло, и опасные камни свистели мимо. Пройдя немного в сторону, я пропустил Лену выше и устало побрел следом. На перевале нас уже ждали альпинисты, которые находились на ночевках, услышали о нас по радиосвязи и решили помочь. Подкрепившись предложенным шоколадом и чаем, мы вскоре дошли до своей палатки, немного отдохнули и спустились в альплагерь.

В лагере нас поздравили с благополучным возвращением и накормили в столовой, а меня справедливо отчитали за ошибки.  Мы были немного уставшими от этого приключения и решили отложить восхождение на Дых-тау до лучших времен. Я был благодарен сильной, иногда эмоциональной, но всегда здравомыслящей Лене за исключительную надежность и умение приободрить в любой ситуации. Мы стали друзьями и строим новые планы горных приключений.