воскресенье, 5 марта 2017 г.

К Джимарай

О новогоднем походе по Мидаграбину к Джимарай-хох.


Наступил первый день нового года. Я шел по улице, думал о разном. Поздравив по телефону Давида, своего друга, альпиниста и путешественника, пожелал ему новых гор и удачных спусков. В ответ услышал, что он с братом все-таки собирается в ранее задуманное им восхождение на Джимарай-хох. Новый год, зима, холода? - Да! Мы поняли друг друга с полуслова - не успев еще раз предложить составить им компанию, он получил мой утвердительный ответ.

Ранним январским утром, оставив в домашнем тепле свои семьи, мы отправились в дорогу. Наш путь лежал через погранзаставу в Кармадоне, где мы должны были зарегистрироваться, далее через селения Даргавс и Джимара в Мидаграбинское ущелье. По дороге встретили знакомых любителей гор - где им быть второго января, как не в горах?  Альпинисты - странный и беспокойный народ, который предпочитает весело замерзать в горах, чем грустно сидеть в тепле дома.  Севарион, брат Давида, всю дорогу шутил и рассказывал анекдоты. В горы он начал ходить недавно, но активно тренируется и строит планы восхождений.



Мидаграбинское ущелье











Вскоре мы добрались до начала своего пешего пути, оставив машину, старую Ниву, неподалеку от замерзших водопадов Мидаграбинского ущелья. Погода и настроение были хорошими, и взвалив тяжелые рюкзаки на плечи, мы двинулись в путь. По дороге прошли через палаточный лагерь ледолазов, чьи маленькие фигурки виднелись на фоне массивного замерзшего водопада.  Наш путь лежал по противоположным склонам ущелья, к видневшимся вдали "бараньим лбам". К вечеру, пройдя крутые склоны заснеженными тропами, мы преодолели первые скалы и рано встали на бивак. Зимний день короток, скорость передвижения небольшая и желательно засветло подготовиться к отдыху, чтобы натопить воды из снега и приготовить ужин и запастись водой.

Тбау-хох с бараньих лбов Мидаграбина











На второй день нашего подхода мы прошли следующие массивные бараньи лбы. На ключевом участке, крутом и обычно гладком, но сейчас частично покрытым снегом, свисала старая веревка. Для надежности мы провесили свою. С макушки лбов открывался вид на начало Мидаграбинского ледника. Здесь было солнечно и очень ветрено, в отличие от стоящего в тени Мидаграбинского ущелья. Местами приходилось пробираться через глубокий снег, к вечеру мы заметно утомились и встали на бивак рядом с большим камнем, немного защищавшим от пронизывающего ветра, гуляющего по леднику. И снова медленные приготовления к отдыху.

Бивак на леднике










На следующий день мы прошли большую часть ледника, обходя заснеженную часть по камням морены и открытым участкам льда. Перед нами постепенно открывался вид на ледник и окружающие его горы. Слева осыпные склоны уводили к вершине Зейгалан, справа над ледяными стенами возвышался пик Мидаграбин, а вдали, заслонив собою весь горизонт, виднелась цель нашего пути, Джимарай-хох. Справа от нее, над заснеженным ледопадом высилась белоснежная вершина Суатиси, а слева черными скалами навис грозный Шау-хох. Словно семья великанов, они наблюдали за медленно идущими по леднику фигурками. Но небо было ясным, ветер стих и опасений эти холодные взгляды нам не внушали.

Ледник Мидаграбин

































К вечеру мы вышли к намеченному месту ночевки, на морене напротив склонов Джимарай-хох. Предполагаемый маршрут был похож сейчас на вертикальный ледяной каток, и лишь в самом начале можно было лезть по снегу. У меня уже был опыт восхождения по труднопроходимому твердому зимнему льду, который не прощает ни малейшей ошибки. Вдобавок к этому, вечером я заметил облака-циррусы, предвестники плохой погоды. Не хотелось бы попасть в непогоду на этом маршруте. Все это мы обсудили с друзьями и пришли к выводу, что восхождение лучше отложить до середины осени, когда небольшие морозы и снег уже позволяют безопасно подниматься, а лед еще не такой твердый.

Суатиси


Джимарай-хох











Вечером горы подарили нам изумительные виды и только ради этого стоило пройти весь этот путь. Солнце, тоже пройдя свой свой путь, окрасило вершину Джимарай-хох в теплые цвета и уступило место Луне, которая вскоре задумчиво скрылась за вершиной Суатиси, а бесчисленные звезды ярко засияли над нашей маленькой палаткой, затерянной на просторах большого Мидаграбинского ледника.














Под всем этим великолепием мы приготовили двойной ужин, вдоволь насмотрелись на космические пейзажи и еще долго говорили в палатке.

Космонавты


Утром, быстро собрались под начавшимся ветром в обратный путь. По своим же следам мы спустились на ледник, прошли бараньи лбы и вернулись в ущелье больших водопадов. Ветер сдувал с окружающих нас крутых скал снег. Горы, пославшие его, словно торопили нас быстрее покинуть их владения. На спуске встретили группу, которая поднималась вверх и направлялась к Суатиси. Проходя палаточный лагерь ледолазов, мы как принято в горах, поздоровались, но в ответ получили лишь невнятные взгляды и пару таких же приветствий. Может быть ветер пытался прогнать этих людей? Впрочем, мы вскоре об этом забыли и благополучно дошли до ждущей нас машины. Уже в сумерках мы отправились в обратный путь. По дороге Давид и Сева помогли застрявшему в снегу водителю, который наивно хотел проехать в сердце ущелья на летних покрышках. Договорившись подготовиться к следующей попытке, мы вернулись к своим родным.